Суббота, 25.11.2017, 10:19
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Block title
WWF Russia.
Music
Block content
Категории раздела
Произведения Киры Огонь [2]
Произведения Тима Сейнта [0]
Произведения Дайре Грей [1]
Произведения Рины Оникс [1]
Произведения Тамары Андреевой [1]
Произведения Чуваевой Алины [1]
Произведения Сергея Пикалова [1]
Произведения Torbane [0]
Произведения Марион Рэйн [0]
Произведения Екатерины Флат [0]
Произведения Маруси Кислициной [0]
Произведения Виктории Реймонд [0]
Календарь
Календари на любой год - Календарь.Юрец.Ру Информер праздники сегодня
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • мистика, фантастика
  • Проза.ру
  • Стихира
  • Журнал "Тройская Унция"
  • Сайт для писателей и поэтов
  • Клуб начинающих писателей
  • Сайт "Наши идеи"
  • Кира Огонь на сервере Проза.ру
  • Графоманов.нет
  • Журнал "Литературная учеба"
  • WEBcommunity
  • Литературная мастерская "Crearn"
  • Бумагомарательство. Графоманство. Творчество. Мы В Контакте
  • Наши друзья: Young Writer
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    ТВОРЧЕСТВО - НАШЕ ВСЁ
    Главная » Статьи » Наши произведения » Произведения Рины Оникс

    Не покидай меня никогда
    Взгляд, этот взгляд. Как много может измениться от одной мимолетной встречи глазами? Размеренная жизнь, устоявшийся порядок вещей… всего этого больше нет. Осталось постоянное беспокойство и неясность. Как быть и что делать? Оставить все как есть и положиться на волю случая? Но это не выход из сложившегося положения. Сделать решительный шаг вперед? Но слишком многое удерживает на месте. Что же предпочесть? Молодая женщина торопливо шла, смотря прямо перед собой невидящими глазами. Казалось, она передвигалась на инстинкте, и лишь удача не давала ей попасть под машину. Женщина тряхнула головой, отгоняя непрошенные мысли. Пора приходить в себя. Право, что это она, как глупая восемнадцатилетняя девчонка? У нее семья: муж и девятилетний сын. Все, хватит. Пусть, она никогда его не любила как мужчину, но, тем не менее – это ее муж, он многое для нее сделал, он отец ее ребенка… Женщина расправила плечи и ускорила шаг. Она опаздывала уже на полчаса, а все потому, что не никак не могла решиться: идти или нет. В конце концов, встреча ни к чему не обязывает. Пусть она не первая и, скорее всего не последняя, но все же. Не будь у нее сына, она бы ушла. Собрала вещи, сказала последнее: «Прости» и ушла. Вот только, сын у нее был, и она до безумия его любила. Уйти из семьи не представлялось возможным. Развод и судебные разбирательство были бы длительными и не факт, что ребенок захотел бы остаться с ней, тем более что мог решить, что мать его предает, уходя к другому. Женщина вновь помотала головой, ей не хотелось верить, что она сама себя загнала в тупик, из которого нет выхода… Вот показалось здание ресторана Уютное, дорогое местечко. Что ж, здесь так здесь. Женщина поднялась по ступенькам и толкнула дверь, на миг замерла, а потом, гордо подняв голову, шагнула внутрь. Аркадий сидел в самом дальнем углу заведения, прислонив стул к стене и лениво раскинувшись на нем, ожидая ее. Длинные пальцы руки сжимали бокал красного вина. Он ни на мгновение не сомневался, что она придет. Едва уловимый кивок Аркадия, и официант с легким поклоном проводил ее за дальний столик. - Привет, – она проглотила комок в горле и встретилась глазами с тем, кого любила. - Здравствуй, рад, что ты пришла, – он поставил бокал и протянул ей меню. – Заказывай. Я знаю, ты с работы, поэтому голодна. Она молча смотрела в стол, даже не протянув руки к предложенной папке. Он вздохнул: - Женя… Давай не будем начинать все эти глупости сначала и, наконец, спокойно поговорим, а хочешь просто поужинаем молча и оставим все разговоры на потом? - Все равно это ни к чему не приведет. Я не могу уйти из семьи, и ты это знаешь. Чего добиваешься? Ты появился в моей жизни совершенно случайно и нарушил весь ее ход. Уже несколько месяцев мы просто так встречаемся, общаемся и все равно ни к чему не приходим. Я просила тебя уйти, пыталась это прекратить, но ты не считаешься с этим, появляясь в моей жизни снова и снова. Синие глаза угрожающе сузились, а его голос стал напоминать металл: - Почему я должен отказаться от тебя? Ради чего? Ты меня любишь, не смей отрицать. Что стоит между нами? Муж? Ты бы его давно бросила, если бы не сын. Ребенок? Он уже не малыш и прекрасно все понимает. Неужели ты считаешь своего сына идиотом? Он поймет тебя. Конечно, ему будет сложно. Но ты прекрасно знаешь, мои связи решат почти все проблемы: при разводе, он останется с тобой. Она устало покачала головой: - Завтра ему исполняется десять. С кем остаться, решать будет он. Он мне не простит боль отца. - Не слишком ли много чести для этого человека? – Аркадий вздернул бровь. - Но он меня любит. Пусть я никогда не отвечала ему взаимностью, он всегда меня любил. Я слишком многим ему обязана, чтобы так поступить… Она отвернулась. В голове билась единственная мысль: «Я все запутала и испортила, я все испортила. Я всегда все порчу». Аркадий протянул руку и повернул ее лицо к себе, успев заметить слезинку, скатившуюся из уголка глаза: - Женя, – голос мужчины стал мягким и ласкающим. – Поедем со мной, я решу все твои проблемы. Верь мне, я все решу. - Не могу… У моего сына завтра день рожденья… Ему исполняется десять лет, где ты был тогда? Два года. Два долгих года. Сколько еще и есть ли предел человеческому терпению? Просвета не видно. Все повторяется по кругу. Один раз, за ним второй, третий. Фальшивые улыбки днем и при друзьях, жаркий шепот там, где никто не видит. Натянутый смех и молчаливые упреки в холодности, самоуничтожение и вновь встреча, объятие, ласка. Колебания. Маятник. В одну сторону – в другую, отбивая никому не понятные удары. Двое, сегодня только двое, а завтра все будет совсем иначе и лишь одно лицо в этой драме остается неизменным… Аркадий плотно вошел в ее жизнь. Через кого-то познакомился со всеми ее друзьями, мужем, сыном. Стал своим в их небольшой компании. Никто и не догадывался об их отношениях. На людях он оставался хорошим приятелем, другом семьи, насмешливым собеседником, и лишь иногда взгляд синих глаз становился другим: страстным, обжигающим, манящим. Но стоило кому-либо повернуться в его сторону, как лицо скрывала маска… Семейная жизнь Жени превратилась в ад. Муж не ругался и не кричал на нее, лишь молча смотрел, ожидая, когда она уйдет. Он не пытался ее остановить, слишком для этого любил, а она не могла нанести ему такой удар в спину. Ее сын рос, взрослел. Аркадий был прав, что-то он начал подозревать, наблюдая за отцом и матерью, но пока не сделал своих выводов, а может и сделал, но не сказал. И вот снова Женя спешит к любимому на встречу. Сегодня ей нужно быть дома не позже шести, чтобы к приходу мужа и сына успеть приготовить ужин и накрыть на стол. Она еще сильнее ускорила шаг. В последнее время вырваться на волю, к Аркадию почти не получалось. То одно, то другое: утомительная работа, содержание дома, нервотрепка. Сегодня она вырвалась на пару часов. Женщина опустила глаза на изящные часики: сейчас три часа дня, до пяти она абсолютно свободна. Он ожидал ее на набережной, вальяжно облокотившись на мраморные перила. В этот раз Аркадий выбрал необычное место для встречи: обычно они были вместе где-то в уединенных уголках, не позволяя себе появиться там, где их могут увидеть знакомые. Но сегодня у них был праздник: ровно два года со дня знакомства, хотелось хоть что-то поменять. Женя поймала протянутую руку и легонько сжала, приветствуя. Он притянул женщину к себе и несколько минут молчал, обнимая любимую и вдыхая запах ее волос. Они почти не разговаривали, став слишком близкими друг другу для ничего не значивших слов. Так пролетело два часа. Пара все еще была на набережной, наблюдая за водой. Но вот Женя вздохнула и слегка отстранилась: - Мне пора, я и так едва успею добраться до дома. - Побудь со мной еще немного, – он никогда так просто ее не отпускал. - Не могу, прости. Аркадий притворно нахмурил брови и произнес: - Сделка, мадам: один ваш поцелуй и вы свободны. Женя рассмеялась: - Ну хорошо, хорошо, вымогатель. Дыхание смешалось, губы соприкоснулись, поцелуй затягивал в уже знакомый водоворот, который каждый раз открывал что-то новое, но тут за спиной раздалось удивленное: - Мама… Женя стремительно повернулась. На нее смотрели голубые глаза ее сына, слегка расширенные, но уже все понявшие. - Рома…- женщина не знала, что сказать, беспомощно глядя на сына. Аркадий выступил вперед и присел на корточки перед ребенком: - Роман, - спокойно обратился к нему взрослый мужчина. – Давай поговорим, как адекватные и рассудительные люди. Ты ведь замечал, что у вас дома, что-то не так? Мальчик неуверенно кивнул, все еще приходя в себя от шока: он не был дураком или слепым. - Хорошо, - Аркадий продолжил. – Дело в том, что мы с твоей мамой очень любим друг друга, но она не хочет покидать семью и делать вам с папой больно. Рома пристально и с недетской серьезностью смотрел на взрослого человека, который наблюдал за ним очень настороженно, боясь неосторожным словом все испортить. Мальчик снова кивнул – он очень любил свою маму и не хотел, чтобы она страдала: -Я понимаю. Я ничего не скажу отцу, он не поймет. Ты ведь потом сама ему все расскажешь, ведь так? – голубые глаза поднялись к бледному лицу Жени. - Конечно… Я все расскажу, - слеза покатилась по щеке женщины. - Прости меня… Рома дотронулся до руки своей мамы, обойдя Аркадия, и заглянул ей в глаза: -Я же видел, что ты несчастлива, и если дядя Аркадий делает тебя счастливой – будь с ним, я уже совсем взрослый, - в его голосе появилась нота гордости, - и все понимаю. Пока, я пошел домой. С этими словами Рома развернулся и неторопливо, как ни в чем ни бывало, направился на остановку. Аркадий поднялся в полный рост и пробормотал: -Устами младенца глаголет истина… Женя только молча кивнула, вытирая слезу ладошкой. Прошел месяц. Женя хотела поговорить с мужем о разводе, но того неожиданно вызвали в командировку, а потом удачный момент все не представлялся. А точнее, она не могла решиться и причинить этому все же безумно дорогому человеку такую боль. Он был ее опорой, поддержкой все те годы, когда они были просто знакомыми, потом друзьями, потом мужем и женой. Он знал, что она его не любила, но все же методично уговаривал быть с ним, утверждая, что его любви хватит на двоих… Не хватило… Сейчас она была уверена: сын останется с ней, так он сам сказал, объяснив, что будет с папой почти каждый день видеться, но даже это не добавляло ей решимости. По ночам она ругала себя и свои слабости, вспоминая требовательные глаза Аркадия и вопросительные сына. Но что-то вновь и вновь ее удерживало, как-будто уход мог уничтожить навсегда все бесконечно дорогое, что у нее было… Скоро… Все решится скоро… А сегодня у них собралась компания друзей, среди которых был и Аркадий, и разговор вновь откладывался. Кто-то сидел, кто-то стоял, одна пара танцевала под легкую музыку, многие мужчины курили на кухне, а женщины переговаривались между собой, обсуждая последние новости. Потом все перекочевали в зал, где был накрыт общий стол. Гвалт, шум, гам: все разговаривали со всеми. Муж сидел рядом, касаясь ее руки локтем, Аркадий напротив. Его глаза вновь загорались огнем, а она опускала голову, стараясь не встречаться с ними взглядом. И почему ей никак не удавалось решиться? Ну почему? Отчего она такая трусиха? Ее рука задрожала, и Женя опустила вилку на стол, боясь себя выдать. Потом все же не выдержала, встала и подошла к стенке, на которой стоял музыкальный центр, кем-то уже выключенный. Она понимала, что привлекает к себе ненужное внимание, но похоже нервы окончательно сдали и оставалось только стоять и спиной ловить удивлённые взгляды друзей. Машинально женщина провела по кнопкам центра и надавила «play». Тихо заиграла музыка, а Жене захотелось истерически рассмеяться: так песенная история напоминала ее жизнь в последние два года: Наша с ней основная задача - Не застуканными быть на месте: Явки, пароли, чужие дачи, И дома надо быть в десять. Она прячет улыбку и слезы, Она редко мне смотрит в глаза; Мы спешим разными дорогами На один вокзал... В тайниках ледяного сердца Спрятан очень большой секрет, Как одна короткая встреча Затянулась на несколько лет. Среди сотни общих знакомых И десятка фальшивых друзей Она делает вид, что смеется, Я стараюсь не думать о ней... (Високосный год «Метро») Все хватит. Женщина твердо подавила начинавшуюся истерику: жаль, конечно, но откладывать больше нельзя – иначе она никогда не решится. Она горько усмехнулась6 так бояться причинить мужу боль и теперь собираться сделать это при всех его друзьях… Да уж, он женился на неблагодарной сволочи. Ну что ж, пусть так… Женя резко развернулась и, поймав взгляд мужа, четко проговорила: - Я подаю на развод. Где кончается смерть и начинается жизнь? Или все наоборот: где кончается жизнь и начинается смерть? Один из основных вопросов мироздания. Наверное, где-то во Вселенной написан ответ на него, только мы по своему скудоумию не замечаем очевидного или не хотим замечать. Прекрасна жизнь во всех ее проявления: будь она горькой или сладкой, богатой или бедной, счастливой или несчастной – она прекрасна такой, какая есть, ибо это жизнь. Пусть слегка пафосно, но такова суть. Оборвать ее слишком легко и просто, чтобы ею не дорожить. А смерть… Мы часто ее боимся, но в большинстве своем лишь потому, что не знаем, что именно она из себя представляет. Может, это дорога в неизвестное, а, может, возвращение туда, откуда мы все пришли? Кто знает? Загадка… Развод прошел быстро и сравнительно безболезненно: связи Аркадия сделали свое дело, теперь влюбленные были вместе. Вот уже три месяца, как Женя не расставалась с любимым. В конце года они собирались пожениться. Сын жил вместе с ними: он привык к Аркадию и общался с ним, как с другом, что было удивительно, но не могло не радовать. Ее бывший муж появлялся почти каждый день, забирая сына на прогулки или к себе домой. Казалось, он уже смирился с тем, что сын теперь живет отдельно. Раздалась трель дверного звонка. - Рома, ты готов? – Женя направилась к двери, - Папа пришел. - Готов, - раздался звонкий голос сына. Женщина распахнула дверь и пригласила бывшего мужа войти. Рома уже подскочил и здоровался с отцом. - Надеюсь, вы не долго? – со скрытым беспокойством спросила Женя. - Нет, к вечеру вернемся. - Пока, хорошо вам отдохнуть, – женщина захлопнула за ними дверь. Неясное беспокойство не покидало Женю весь день. Аркадий, как назло был не доступен, и она не могла поделиться тревогой. Оставалось только мерить шагами громадную квартиру любимого. Женя приказала себе успокоиться, легла на диван и незаметно для себя уснула. Когда она открыла глаза, за окном было уже темно. «Странно» - пронеслась мысль. – «Аркадий и Рома уже должны были вернуться. Может, они не захотели меня будить?» Женщина поднялась и быстро осмотрела квартиру, включая свет. Пусто. Уже, начиная всерьез волноваться, она вновь позвонила Аркадию. Не доступно. Тогда она позвонила в офис. - У Аркадия Сергеевича срочное совещание, - ответил бодрый голос секретарши. – Что-нибудь передать? - Лена, передайте, пожалуйста, что я звонила и просила перезвонить, как только он освободится. - Конечно, Евгения Дмитриевна. - До свидания. Женя положила трубку, но тут же вновь ее схватила, и начала лихорадочно набирать номер сына. Не доступно. Номер мужа – аналогично. В панике женщина набирала их номера снова и снова, а потом в изнеможении села на пол в прихожей, гипнотизируя телефон. Тут он зазвонил сам. Она тут же схватила трубку: - Аркадий? - Нет. – раздался незнакомый голос. – Вы Евгения Дмитриевна Кузнецова? - Д-да,- нетвердым голосом ответила женщина. - Вас беспокоит майор милиции Лихачев. К сожалению, вынужден сообщить вам трагическую новость. Ваш сын и бывший муж разбились в автокатастрофе, смерть наступила мгновенно. Приношу свои соболезнования. Женя тупо смотрела на телефонную трубку, не в силах вымолвить не слова. - Евгения Дмитриевна, с вами все порядке?- забеспокоился голос - Все нормально, – слабым и безжизненным голосом ответила она и повесила трубку, не обращая внимания на продолжающий что-то говорить голос. В трубке раздались гудки, но Женя их не слышала. С каким-то холодным безразличием она поднялась на ноги и, пошатываясь, пошла к комоду, где Аркадий держал лекарства для свой мамы, которые нужно было отвезти. Женщина уже вынесла себе смертный приговор. Она во всем виновата. Не приди ей в голову такая блажь – уйти, и ее сын был бы жив. Сын, сыночка… Рома… ее мальчик… Она не думала об обстоятельствах аварии, не искала виновного. Для нее все было до боли очевидным. Такие как она не имеют права на жизнь. Женя взяла снотворное и уже спокойно пошла на кухню за водой. - Ну вот и все, - сказала она вслух, - Кончилась сказка… Она прошла в спальню и, почти отключаясь, произнесла: -Я люблю тебя, Аркадий… Она не слышала, погруженная в холодной забытье, как разрывался телефон: сначала домашний, потом сотовый, а следом и оба. Не слышала, как ломали дверь, не видела, как Аркадий склонялся над ней, проверяя пульс и одновременно вызывая реанимацию. Она ничего этого не слышала… Полгода спустя. Горы. Свежий, кристально чистый воздух. Потрясающая природа. Уединенный домик, сверху напоминавший игрушку. К нему рука об руку движутся две фигуры: мужская и женская. Вот мужчина останавливается, показывая любимой открывающийся вид, а потом прижимает ее к себе, обнимая за уже заметно округлившуюся талию. Его рука ласково поглаживает животик, ведь там внутри его долгожданный и такой любимый малыш. Вдруг, женщина охнула, а он почувствовал толчок. Она со счастливой улыбкой накрыла его руку своей и прошептала: - Аркадий, наш малыш толкается, какой резвый. - Да, он поскорее хочет к своей маме. – улыбнулся мужчина. Его синие глаза с любовью смотрели на женщину в его объятиях. - Или к папе, – со смехом откликнулась она. - К нам обоим. - Спасибо, - неожиданно сказала Женя. - За что? - За нашего ребенка, за новую жизнь, за то, что ты меня спас. - Ты спасла меня гораздо раньше, еще в самом начале нашего знакомства. Просто, не покидай меня никогда. - Никогда. – эхом, откликнулась она. – Никогда.
    Категория: Произведения Рины Оникс | Добавил: Рина-Оникс (08.07.2011)
    Просмотров: 191 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Copyright MyCorp © 2017